На всех фронтах



И всё же деятельность офицеров Генштаба получала признание не только Ставки ВГК и Генерального штаба, но и многих командующих фронтами. Успешно выполняли свои обязанности офицеры — представители Генштаба в операциях летне-осенней кампании 1944 года. Наиболее крупной в этой кампании стала Белорусская стратегическая наступательная операция. В период её подготовки и проведения на 1-м Прибалтийском фронте работу вели 6 офицеров Генштаба во главе с полковником Ф. Г. Барским; на 3-м Белорусском — 6 во главе с полковником А. Г. Серебряковым, затем подполковником А. С. Орловым; на 2-м Белорусском — 7 во главе с полковником Н. Д. Салтыковым, а после его ранения — полковником А. Д. Гуреевым; на 1-м Белорусском фронте — 8 во главе с полковником И. В. Соловьёвым. Кроме того, вместе с маршалом А. М. Василевским на фронте находилась группа офицеров Генерального штаба, возглавляемая генерал-лейтенантом М. М. Потаповым.

Старшие офицеры — представители Генштаба при фронтах в этот период подчинялись непосредственно представителям Ставки ВГК Маршалам Советского Союза Г. К. Жукову и А. М. Василевскому и выполняли их указания.

Стиль работы офицеров — представителей Генштаба был различным и зависел от конкретных условий. Вспоминая о периоде подготовки к операции «Багратион», бывший старший офицер при 2-м Белорусском фронте генерал-майор Н. Д. Салтыков пишет: «С согласия генерала Штеменко все офицеры нашей группы были распределены по корпусам… Ежедневно рано утром все офицеры выезжали в войска, внимательно изучали всё, что они делали, а к вечеру возвращались на командный пункт фронта и составляли короткие письменные донесения о ходе подготовки к операции. В конце каждых суток мы собирались у генерала Штеменко, докладывали всё, что видели за день, свои выводы и предложения, оставляя ему и донесения. Таким образом, начальник оперативного управления Генштаба к исходу каждого дня располагал подробными данными о ходе подготовки войск к наступлению и хорошо знал, какие там выявлены недостатки. Это позволяло ему подробно информировать представителя Ставки Верховного Главнокомандования Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, который находился в основном на 1-м Белорусском фронте».

Ещё более активизировалась деятельность офицеров — представителей Генштаба с началом операции. Ими отмечались малейшие недостатки в действиях войск, влиявшие на ход наступления, своевременно оказывалась необходимая помощь командованию и войскам.

На основании поступивших из Белоруссии донесений офицеров — представителей Генерального штаба 6 июля всем командующим фронтами, а также Маршалам Советского Союза Г. К. Жукову и А. М. Василевскому была направлена директива Ставки ВГК за подписью И. В. Сталина и А. И. Антонова о недостатках в управлении войсками в период развития наступления и особенно при преследовании противника. Ставка приказала командующим фронтами и армиями принять решительные меры к устранению указанных недостатков.

Деятельность офицеров — представителей Генштаба в 1945 году в ходе разгрома противника за пределами территории СССР возглавлялась старшими офицерами: на 1-м Прибалтийском — полковником З. С. Альшицем, на 3-м Белорусском — полковником С. Я. Чуриловым, на 2-м Белорусском — полковником А. Д. Гуреевым, на 1-м Белорусском — полковником И. В. Соловьёвым, на 1-м Украинском — полковниками Д. И. Лебедевым и М. Н. Смирновым, на 4-м Украинском — полковником И. П. Андреевым и подполковником Н. В. Резниковым, на 2-м Украинском — полковником Е. Л. Збандуто и на 3-м Украинском — полковником В. Г. Кулагиным. В Войске Польском работали представитель Генерального штаба генерал-майор Н. М. Молотков и его помощники полковники М. Ф. Дубровский и А. С. Евсеев.

Ценная информация от офицеров Генштаба на завершающем этапе войны поступала со всех действующих фронтов. Она оказывала большую помощь в работе командованию и штабам всех степеней не только советских войск, но и армий союзных государств, действовавших на советско-германском фронте, в которых работали офицеры — представители Генерального штаба. По состоянию на 9 мая 1945 года в Корпусе было 84 офицера.

Крупнейшие военные события 1941−1945 гг. свидетельствуют о непрерывном совершенствовании стиля и методов работы офицеров Генштаба. Доклады большинства из них были объективны и правдивы. Содержание каждого из последующих докладов отражало их возросшее профессиональное мастерство, умение найти главное, сделать обобщающие выводы, дать ценные предложения и рекомендации по вопросам военного искусства и боевого применения войск, направленные на устранение недостатков и совершенствование форм и методов борьбы с врагом.

Аптрейкин, С. Н. Институт представителей генерального штаба: задачи и методы работы / Сергей Николаевич Аптрейкин. – Текст : непосредственный // Военно-исторический журнал. – 2016. – № 2. – С. 3–9 : ил. – Библиогр. в примеч.: с. 9.
За период летне-осеннего наступления советские Вооружённые силы уничтожили и взяли в плен 96 дивизий и 24 бригады, разгромили 219 дивизий и 22 бригады вражеских войск. Вермахт потерял 1600 тыс. солдат и офицеров, в том числе безвозвратные потери, по документам ОКВ, за период с июня по декабрь, составили 800 тыс. человек. Войска Красной армии изгнали противника с территории СССР и, развивая наступление, освободили от оккупантов Румынию и Болгарию, часть территории Польши, Чехословакии, Венгрии, Югославии и Норвегии площадью около 800 тыс. кв. км, где в 1937 году проживало около 35 млн человек. Ставка ВГК, руководствуясь целью дальнейшего освобождения народов Европы от фашистских оккупантов, разработала в конце 1944 года план нового грандиозного по масштабам стратегического наступления по всему, по сути, советско-германскому фронту и сделало всё возможное, чтобы начать его с учётом тяжёлого положения союзников раньше установленного срока.

Иминов, В. Т. «Командование Красной армии выполняет своё обещание» : взаимосвязь событий на советско-германском фронте с ходом вооружённой борьбы войск союзников в Западной Европе (вторая половина 1944 г. – начало 1945 г.) / В. Т. Иминов. – Текст : непосредственный // Военно-исторический журнал. – 2015. – № 1. – С. 3–7 : фот. – Библиогр. в примеч.: с. 7.
На советско-германском фронте на различных этапах войны Германия и ее союзники держали от 95,5% (июнь 1941 г.) до 92,1% (январь 1944 г.) общего количества сухопутных сил. Даже после открытия второго фронта советско-германский фронт отвлекал на себя от 69 до 71% вражеских дивизий. Противник задействовал здесь до 81% орудий и минометов, 67% бронетанковой техники, 60% боевых самолетов. Советские вооруженные силы уничтожили 607 вражеских дивизий, в то время как в Западной Европе, Италии и Северной Африке наши союзники — 176 дивизий. Совершенно очевидно, что, если бы Советский Союз не взял на себя основную тяжесть в вооруженном противоборстве с государствами «оси», победа Объединенных Наций отнюдь не была бы предрешена.

<…>

Выходя, начиная с 1944 г., к линии госграницы и пересекая ее, миллионы советских солдат и офицеров не могли не помнить со всей эмоциональной остротой, как за три года до этого в тяжелейших оборонительных боях они отходили с этих рубежей на восток. За минувшие годы войны Красная Армия стала совершенно иной. В 1941 г. уступая врагу по многим параметрам, испытывая неудачи и тяжелые поражения, она добилась, казалось, совершенно невозможного — сначала остановила немецкую военную машину, а затем, сумев переломить ход борьбы, овладела стратегической инициативой и погнала противника вспять, перенеся военные действия на территорию оккупированных Гитлером государств, его союзников, а затем и самой Германии. Верный интернационалистской миссии, преисполненный решимости задушить нацизм в его логове, советский солдат пришел туда, где агрессия дала свои первые всходы.

В целом с марта 1944 г. по сентябрь 1945 г. за пределами СССР с противником сражалось около 7 млн советских солдат и офицеров. Полностью или частично они освободили 11 стран Европы и две — Азии с населением свыше 147 млн человек — Австрию, Болгарию, Венгрию, Германию, Данию (остров Борнхольм), Китай, Норвегию, Польшу, Румынию, Северную Корею, Словакию, Чехию, Югославию.

<…>

В то же время блок нацистской Германии и ее союзников переживал все более обострявшийся кризис и распад: в 1943 г. от него отошла Италия, а в 1944 г. — начале 1945 г. успешное наступление Красной Армии и армий стран антигитлеровской коалиции побудило выйти из войны Румынию, Венгрию, Австрию, Словакию, Финляндию, Болгарию. По ходу дальнейших событий Италия, Румыния, Венгрия, Болгария, Финляндия объявили своему бывшему союзнику войну.

<…>

Советские вооруженные силы уже самим фактом самоотверженного противоборства с вермахтом, а затем и вступления с боями на территорию оккупированных гитлеровцами стран побуждали патриотов этих стран разворачивать собственную борьбу с оккупантами и местными коллаборационистами. Но советская страна не только подавала вдохновляющий пример, она оказывала и прямую помощь движению Сопротивления.

Без такой помощи, учитывая несопоставимость сил вермахта, с одной стороны, и Сопротивления — с другой, последнее было бы просто обречено на поражение. Это подтверждает исход Словацкого национального восстания и Варшавского восстания, участники которого попытались самостоятельно ликвидировать оккупационный гитлеровский режим и перед лицом превосходящего врага потерпели поражение. В то же время Сентябрьское восстание в Болгарии и Пражское восстание, поддержанные энергичными действиями соединений Красной Армии, оказались успешными, лишний раз подтвердив значение той огромной всесторонней помощи, которую оказывал Советский Союз народам, стремившимся сбросить нацистское иго.

<…>

Освещение освободительной миссии Советских вооруженных сил будет, безусловно, неполным, если не сказать о цене, которая была заплачена Советским Союзом за то, чтобы народы 13 государств Европы и Азии избавились от оккупации германским фашизмом и японским милитаризмом, восстановили свой суверенитет, утвердили демократический строй, получили возможность для социального обновления. Общие потери Вооруженных сил СССР в ходе освободительной миссии составили около 4 млн человек, из которых почти 1,1 млн человек — безвозвратно. Больше всего наши воины отдали свои жизни при изгнании врага из Польши (свыше 600 тыс. человек), Чехословакии (140 Венгрии тыс.), Венгрии (140 тыс.), Румынии (около 70 тыс.). Во имя непосредственного освобождения немецкого народа от гитлеровского режима полегли почти 102 тыс. советских солдат и офицеров.

Рубцов, Ю. В. Освободительная миссия советских вооруженных сил в Европе / Ю. В. Рубцов. – Текст : электронный // Новая и новейшая история. – 2015. – № 3 (май–июнь). – С. 43-50. – URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_23863706_23297250.pdf (дата обращения: 21.02.2024). – Режим доступа: Научная электронная библиотека eLibrary.ru.
79-я гвардейская стрелковая Запорожская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия.

<…>

В ноябре 1943 — апреле 1944 года участвовала в боях за освобождение Правобережной Украины.
С середины января 1945 участвовала в Варшавско-Познанской операции, в ходе которой форсировала Одер и захватила плацдарм на левом берегу реки южнее Кюстрина. В Берлинской наступательной операции преодолела сопротивление врага на Зееловских
высотах и 23 апреля вплотную подошла к Берлину и до 2 мая участвовала в его штурме.

<…>


88-я гвардейская стрелковая Запорожская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия.

За образцовое выполнение заданий командования при прорыве обороны немцев на реке Ингулец вручен орден Суворова II степени. Полки дивизии форсировали реку Западный Буг, участвовали в Ковельской операции, освободили польские города Лодзь и Люблин, вели тяжелые бои на Висленском плацдарме. За успешный прорыв обороны противника западнее Ковеля дивизия награждена еще одним орденом — орденом Богдана Хмельницкого II степени.

16 апреля 1945 года дивизия начала свою последнюю боевую операцию — штурм Зееловских высот на подступах к Берлину. В последний день войны вышла к Бранденбургским воротам в Берлине.


50-я стрелковая Запорожско-Кировоградская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия.

<…>

Возобновив наступление в ходе Кировоградской операции с 5 января 1944 года, уже 7 января вошла в Кировоград. 19 августа 1944 года ведет бои в 13 километрах севернее города Яссы, частью сил 21 августа 1944 года участвовала в освобождении города.

В ночь на 30 января 1945 года форсирует Одер в 10 километрах северо-западнее Бреслау. В течение февраля — марта 1945 года участвует в Нижнесилезской операции, с ожесточенными боями к концу марта вышла в район Бунцлау.

Оттуда же с 16 апреля 1945 года наступает в ходе Берлинской операции, в этот день ведет бой за населенный пункт Грос-Крауша (9 километров севернее города Гёрлиц). Затем в мае 1945 года участвует в Пражской операции, подходит к Праге с севера через Млада-Болеслав, в районе которого и закончила боевые действия.


7-я артиллерийская Запорожская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия прорыва Резерва Главного Командования.

<…>

5 декабря 1944 года обеспечивала огнем форсирование Дуная между городами Эрчь и Будафок, в 15 километрах восточнее Будапешта, наступала на Будапешт с юга, с 19 декабря 1944 года поддерживала огнем прорыв обороны врага 10-м гвардейским стрелковым корпусом. В марте 1945 года отбивала наступление вражеских войск у Будапешта, в том числе, поставив тяжелые орудия на прямую наводку.

Боевые действия закончила в Австрии, в районе населенного пункта Эйсенхюттл, приняла участие во взятии Граца.


9-я артиллерийская 3апорожская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия прорыва Резерва Верховного Главнокомандования.

<…>

Дивизия дважды участвовала во взятии венгерского города Секешфехервара: в Будапештской (23 дек. 1944) и Венской (22 марта 1945) операциях; в полном составе — в освобождении Вены (13 апр. 1945); завершила боевые действия на территории Австрии.


59-я гвардейская стрелковая Краматорская Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия.

<…>

Последним этапом боевого пути дивизии было участие в Венской наступательной операции, в ходе которой она активными и решительными действиями севернее г. Вена способствовала овладению советскими войсками столицей Австрии (13 апреля 1945).

Боевые действия закончила в мае 1945 в районе Фрайштадта (севернее города Линц).


39-я гвардейская стрелковая Барвенковская ордена Ленина дважды Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия. Дивизия была одной из 8 стрелковых дивизий, награжденных в годы Великой Отечественной войны пятью орденами.

Свое почетное наименование и три из пяти орденов получила за боевые заслуги, проявленные на Украине личным составом дивизии. Орден Красного Знамени 14 октября 1943 — за мужество и героизм, проявленные в боях за город Запорожье, орден Суворова II степени 19 марта 1944 — за мужество и героизм, проявленные в боях на реке Ингулец на Правобережье Украины и освобождение города Новый Буг, орден Богдана Хмельницкого II степени 20 апреля 1944 — за мужество и героизм, проявленные в боях за город Одесса.

Дивизия отличилась в боях за Берлин. Вела ожесточенные бои на подступах к городу, на Зееловских высотах и в самом городе, при форсировании каналов Тельтов и Ландвер, в районе Тиргартена и зоопарка. (Несмотря на сильный огонь и тяжелые бои по овладению зоопарком, почти все звери и птицы зоопарка уцелели). Война для дивизии закончилась в Берлине 2 мая 1945 года.


60-я гвардейская стрелковая Павлоградская Краснознаменная ордена Суворова дивизия.

<…>

После Битвы за Днепр дивизия участвовала в Никопольско-Криворожской наступательной операции, освобождении города Никополь. Участвовала в Ясско-Кишиневской операции, освобождении города Кишинев.

Война для дивизии закончилась в Берлине 2 мая 1945 года.

Смирнов, А. От Запорожья до Берлина : восемь дивизий, прошагавших этот путь до конца / Андрей Смирнов. – Текст : непосредственный // Родина.  2023. – № 10.  С. 16–17 : ил.
50-я гвардейская стрелковая Сталинская дважды Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия участвовала в освобождении территории пятнадцати областей Советского Союза. Пройдя с боями свыше 11 тыс. километров и преодолев многочисленные водные преграды — Дон, Миус, Днепр, Западный Буг и другие, ее воины освободили свыше 2 тыс. населенных пунктов, пленили около 20 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватили 127 танков, 30 самолетов, свыше 1500 орудий и минометов, более 2 тыс. пулеметов.

301-я стрелковая Сталинская ордена Суворова дивизия принимала участие в боях в Донбассе, на юге Украины, сражалась в Молдавии, Польше, Германии.
<…> В октябре 1943 года — феврале 1944 года участвовала в битве за Днепр, прорыве так называемого Восточного вала, считавшегося гитлеровцами неприступным, форсировании Днепра, овладении городом Никополем.

С апреля по май 1945 года дивизия принимала участие в Берлинской наступательной операции и в штурме Берлина. Водрузила Красные знамена Победы в Берлине — над зданиями гестапо, министерства авиации, имперской канцелярии, последним убежищем Гитлера — бункером.

230-я стрелковая Сталинская ордена Суворова дивизия. <…> В 1944 году участвовала в освобождении Правобережной Украины и в Ясско-Кишиневской стратегической операции. В 1945 году участвовала в Варшавско-Познанской и Берлинской стратегической наступательных операциях.

266-я стрелковая Артемовско-Берлинская Краснознаменная ордена Суворова дивизия<…> Зимой 1944 года форсировала Днепр и завязала бои за освобождение Никополя. Форсировала Днестр, приняла участие в Ясско-Кишиневской операции, а в августе вступила в Кишинев.

В апреле 1945 года стремительно наступала на Берлин. Водрузила над Красной городской ратушей в центре Берлина Красное знамя. 1 мая вышла к Рейхстагу.
54-я гвардейская стрелковая Макеевская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия.

<…>

Отважно сражалась при ликвидации группировки противника юго-западнее Кенигсберга. На завершающем этапе войны участвовала в Берлинской наступательной операции.

От Донбасса до Берлина : пять дивизий, прошагавших этот путь до конца. – Текст : непосредственный // Родина. – 2023. – № 9. – С. 21 : ил.
В начале третьего периода Великой Отечественной войны развернувшееся масштабное наступление Красной армии на всём советско-германском фронте потребовало более оперативного решения вопросов по наращиванию сил и средств противовоздушной обороны вслед за продвигавшимися на запад войсками. Одновременно был продолжен процесс реорганизации фронтов и районов ПВО, передислокации их органов управления. Уже в январе 1944 года были созданы новые корпусные районы ПВО: Харьковский (к 3 января), Минский (к 15 января с дислокацией управления в г. Гомель), Одесский (в связи с переименованием с 25 января Северо-Кавказского корпусного района ПВО и последовавшей за этим передислокацией управления из Краснодара в Кировоград, Кривой Рог и Одессу).

<…>

Для усиления обороны коммуникаций в прифронтовой полосе были проведены крупные переформирования, коснувшиеся также пунктов стратегической важности — Москвы и Ленинграда.

Принятые меры позволили обеспечить необходимые условия для организации и осуществления взаимодействия фронтов ПВО с группами общевойсковых фронтов на главных стратегических направлениях их действий.

<…>

Проведённая реорганизация структуры противовоздушной обороны страны значительно улучшила руководство войсками, прикрывавшими объекты в прифронтовой полосе.

<…>

Помимо организационной структуры противовоздушной обороны страны Государственный комитет обороны и Наркомат обороны СССР в течение 1944 года продолжали уделять неослабное внимание вопросам оснащения соединений и частей ПВО новыми образцами вооружения и военной техники.

5 января того же года ГКО принял постановление № 4891сс «О выпуске опытной серии радиолокационной аппаратуры для ночных истребителей». Речь велась об установке на самолётах «Бостон» фирмы «Дуглас», поступивших по ленд-лизу и принятых на вооружение советской авиации, радиолокационной станции «Гнейс-2» и радиолокационного ответчика ИФФ («свой — чужой»). Первоначально работа проводилась по заказу 6-го истребительного авиакорпуса ПВО Москвы. Решения Государственного комитета обороны дополнялись приказами НКО СССР, в т. ч. по определению мер, связанных с организацией прикрытия от ударов с воздуха железнодорожных коммуникаций: 12 мая 1944 года — № 0130 «Об усилении противовоздушной обороны важнейших железнодорожных мостов, узлов и станций прифронтовой полосы»; 2 августа того же года — № 0033 «Об усилении противовоздушной обороны важнейших железнодорожных мостов, узлов и станций на освобождённой от противника территории».

На освобождённой от противника территории вновь развёртывались пункты противовоздушной обороны с присущей им системой управления. В частности, постановлениями ГКО были определены мероприятия по строительству командных пунктов-убежищ в Киеве (№ 5092сс от 4 февраля 1944 г.) и Вильнюсе (№ 6231сс от 21 июля 1944 г.).

По мере продвижения Красной армии на запад менялась общая система противовоздушной обороны страны. Очередные организационные мероприятия по изменению структуры ПВО СССР были проведены в соответствии с постановлением ГКО № 7205сс от 24 декабря 1944 года «О реорганизации фронтов ПВО и передислокации штабов фронтов ПВО».

Лашков, А. Ю. «Война показала исключительное и первостепенное значение противовоздушной обороны страны и войск» : войска ПВО в годы Великой Отечественной войны (1943–1945 гг.) в свете постановлений Государственного комитета обороны / А. Ю. Лашков, В. Л. Голотюк. – Текст : электронный // Военно-исторический журнал. – 2020. – № 5. – С. 26–31 : ил. – Библиогр. в примеч.: с. 31. – URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_43031644_86395852.pdf (дата обращения: 11.03.2024). – Режим доступа: Научная электронная библиотека eLibrary.ru.
Раньше многих понял неизбежность моральных оценок действий союзников, прежде всего англичан, И. В. Сталин. В декабре 1944 г. он приказал переформировать Авиацию дальнего действия — наш аналог Бомбардировочного командования. Да, по количественным показателям силы АДД несколько уступали английским. Если основными типами советских бомбардировщиков были двухмоторные Ил-4 и Ли-2, то у британцев уже к началу 1943 г. две трети боевых машин составляли четырехмоторные бомбардировщики с повышенной живучестью, из которых основными являлись «ланкастеры» — многие историки относили их к числу лучших моделей Второй мировой войны в своем классе. Ил-4 (ДБ-Зф), например, несколько уступая ему в скорости и бортовом вооружении, нагрузку в 1000 кг бомб мог доставить на расстояние 3300 км, а «ланкастер» 2500 кг бомб — на 3780 км.

Советские бомбардировщики не устраивали «огненных смерчей» в немецких городах, жертвы мирного населения после каждого налета не исчислялись сотнями и тысячами людей. Однако на основе этого было бы неверно приуменьшать эффективность нашей АДД, поскольку задачи ей ставили иные, чем Бомбардировочному командованию Великобритании. Многочисленные рейды наших дальних бомбардировщиков вынудили немцев многократно усилить зенитное прикрытие наиболее важных тыловых объектов, сформировать специальные части ночной истребительной авиации, организовать радиолокационную службу. Словом, приходилось защищаться от серьезной угрозы с Востока. Главным образом самолеты АДД подвергали ударам железнодорожные узлы, склады, места скопления вражеских резервов в интересах наземных войск. О массированных действиях по дальним целям, не связанных с запросами общевойскового командования и выполнялись относительно редко, можно судить на примере трех ночных атак Хельсинки в феврале 1944 г.

Участник бомбардировки финской столицы Герой Советского Союза В. В. Решетников, впоследствии командующий Дальней авиацией Советского Союза, писал: «После выхода Финляндии из войны крупные чины из нашего советского военного руководства ожидали увидеть вместо города сплошные развалины, а он, оказывается, стоял на месте, и разрушения, которые его постигли, обескураживающего впечатления не производили. Кто-то запустил предположение, будто финны в преддверии бомбардировки построили по соседству со своей столицей ложный город, по которому-де и разрядилась АДД. Но всё было не так. Город мы не трогали. Нашими целями были совершенно конкретные военные и административно-политические объекты — порт, верфи, железнодорожные узлы, промышленные предприятия в предместьях города. „От массированного удара собственно по городу воздержаться“, — было предписано Головановым. А что касается бомб „гулящих“, в немалом количестве залетавших в городские кварталы, то большого разрушительного вреда крупным и прочным строениям эти штатные стокилограммовые фугаски, составляющие основной боекомплект, принести не могли».

«Не трогали» наши самолеты не только Хельсинки, но также Варшаву, Будапешт, Кёнигсберг и другие промышленные центры, в которых преодолевшие сотни километров экипажи стремились поразить только стратегические объекты, а не жилые кварталы. Это обстоятельство представлялось очень важным для Сталина. Война приближалась к победному завершению, и он не желал разделить ответственность с западными союзниками за разрушение десятков немецких городов (а также французских, итальянских, румынских, венгерских и других европейских, хотя и пострадавших не в такой степени, как немецких), уничтожение в огне пожаров их жителей. Своим решением вождь как бы подчеркивал: «ковровые» бомбардировки по площадям — «не наш метод» ведения боевых действий с врагом.

Хазанов, Д. Б. Стратегическая авиация англо-американских союзников во Второй мировой войне / Д. Б. Хазанов. – Текст : непосредственный // Новая и новейшая история. – 2014. – № 1 (янв. – февр.). – С. 37–64. – Библиогр. в подстроч. примеч.
В январе 1945-го, когда вал нашего наступления прокатился от Вислы до Одера, а от Кюстринского плацдарма до Берлина оставалось 60 км, советским войскам пришлось сделать кратковременную остановку, подтянуть тылы, пополнить боезапасы. Нацистское руководство подбадривало своих соплеменников: дескать, счастье на войне переменчиво, ведь и немцы сравнительно недавно стояли на пороге Москвы.

Зимой сорок пятого линия фронта выгнулась дугой. С севера сосредотачивалась группа армий «Висла» рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, с юга – группа армий «Центр» фельдмаршала Фердинанда Шернера. Нетрудно было предположить: как только наши войска ввяжутся в штурм вражеской столицы, на них обрушатся контрудары с двух сторон. Ставка Верховного Главнокомандования решила отложить бросок на Берлин, устранить угрозу и уж потом атаковать «логово зверя».

На севере, в Померании, разворачивался 2-й Белорусский фронт Константина Рокоссовского (позже пришлось привлекать и 1-й Белорусский Георгия Жукова). Зачистить южный фланг предстояло 1-му Украинскому Ивана Конева.

Шамбаров, В. В силезских котлах / Валерий Шамбаров. – Текст : непосредственный // Свой. – 2020. – № 3. – С. 14–19 : ил.
Так, в войсках 1-го Белорусского фронта при подготовке к Варшавско-Познаньской и Берлинской операциям в январе и апреле 1945 года офицеры-разведчики штабов армий, корпусов и дивизий участвовали во всех командно-штабных учениях и штабных тренировках. В 8-й гвардейской и 33-й армиях в январе, 3-й и 5-й ударных армиях в апреле начальники разведки и их подчинённые в полном объёме разработали планы разведки, отчётные и информационные документы, изучили данные о группировках противника и построении его обороны.

В индивидуальной подготовке главное внимание уделялось повышению профессионального уровня офицеров-разведчиков. Основной её формой были сборы при разведотделах вышестоящих штабов, методами — лекции, доклады, семинары, обмен опытом, разбор действий органов разведки в предыдущих операциях.

<…>

Индивидуальной подготовке сержантов и солдат разведывательных подразделений служили тактико-специальные занятия, проводившиеся командирами методами рассказа, показа и тренировки. Главной формой подготовки подразделений было выполнение задач в ходе тактических учений разных уровней в условиях, близких тем, в которых разведчикам предстояло действовать с началом операции (боя). Например, при подготовке Берлинской операции в апреле 1945 года разведывательные подразделения 3-й ударной армии посвятили половину времени, отведённого на тактико-специальную подготовку, разведке с форсированием водных преград на табельных и подручных средствах, так как войскам предстояло преодолевать их.

<…>

Особое внимание уделялось сокращению сроков передачи разведданных, в основном за счёт совершенствования системы связи. В ряде армий, в том числе 5-й ударной 1-го Белорусского фронта, 70-й армии 2-го Белорусского фронта, в ходе Берлинской операции в апреле-мае 1945 года действовали свои радиосети разведки. В них входили радиостанции начальников разведки армий, корпусов и дивизий. Сокращению сроков передачи разведданных способствовало и включение в подвижные группы и разведотряды соединений офицеров-разведчиков с радиостанциями, например, в 69-й и 33-й армиях в ходе Варшавско-Познаньской операции 1-го Белорусского фронта в январе 1945 года.

<…>

Увеличивались плотности наблюдательных постов (пунктов). В первый период войны их было, как правило, 10−20 на 1 км фронта. А при подготовке Варшавско-Познаньской операции в январе 1945 года в полосе наступления 1-го Белорусского фронта (180 км) были развёрнуты 4335 постов (пунктов), из них на направлении главного удара (на фронте 34 км) 3931, их плотность составила 115 на 1 км фронта. Она была ещё более высокой — 130 на 1 км фронта — в Берлинской операции на направлениях главных ударов 3-й, 5-й ударной и 8-й гвардейской армий.

<…>

Эффективная система наблюдения позволяла выявлять цели и объекты противника, определявшие устойчивость его обороны, на глубину 3−7 км. Это убедительно доказывают следующие примеры.

При подготовке Млавско-Эльбингской наступательной операции в январе 1945 года в полосе 108-го стрелкового корпуса 2-й ударной армии была полностью вскрыта оборона противника на глубину 3−5 км. Из выявленных наблюдением 203 целей достоверными были признаны 86 — 42 проц. их общего числа.
В ходе подготовки Берлинской операции в апреле 1945 года в 8-й гвардейской армии объекты системы огня противника, в том числе противотанкового, были вскрыты на 50−60 проц., причём степень вскрытия огневых позиций артиллерии достигала 0,7

<…>

Наблюдением, засадами, налётами и подслушиванием в подвижных формах боя добывали данные разведывательные группы, дозоры и отряды.

В разведгруппы обычно входили 5−12 человек со средствами связи. Глубина действий групп, направленных от полка, достигала 6 км, от дивизии — 20−25 км. В наступлении они добывали сведения о расположении и намерениях дивизионных, корпусных и ближайших оперативных резервов противника. Так, в ходе Витебско-Оршанской операции 3-го Белорусского фронта три разведгруппы установили, что противник на направлении главного удара 39-й армии не располагал оперативными резервами и не мог оказать серьёзного сопротивления в тактической зоне обороны.

Сидорин, А. Н. Совершенствование войсковой разведки в годы Великой Отечественной войны / А. Н. Сидорин, Т. Н. Белинский. – Текст : непосредственный //
Военно-исторический журнал. – 2015. – № 12. – С. 15–21 : ил. – Библиогр. в
примеч.: с. 21.
В статье начальника штаба инженерных войск Красной армии генерал-лейтенанта К. Назарова «Инженерные войска в Великой Отечественной войне» отмечалось, что в ходе войны инженерные войска не только обеспечивали в инженерном отношении боевые действия пехоты, танков и артиллерии, но и сами стали боевым родом войск, применившим и развившим свои формы борьбы с врагом. «Стало бесспорным, — писал автор, — что в современной войне без инженерных войск проводить операцию трудно, а в ряде случаев нельзя рассчитывать на успех». Заместитель председателя Инженерного комитета полковник А. Ильин в статье, посвящённой развитию инженерных средств, отмечал, «что массовостью применения их было обусловлено создание таких средств, которые можно было изготавливать из недефицитных материалов, в простых условиях производства».

В 1945 году был проведён ряд параллельных и последовательных операций советских войск, отличившихся большим размахом, стремительностью наступления, широким манёвром войск. В завершающих операциях Великой Отечественной войны войскам приходилось преодолевать упорное сопротивление противника, штурмом брать города, крупные опорные пункты. Это определило и содержание статей, опубликованных в журнале (военно-инженерном журнале, сост.) за 1945 год. Они были посвящены вопросам инженерного обеспечения преследования, действиям сапёров при штурме городов, прокладыванию путей для крупных соединений и другим актуальным темам. Помещались также статьи об изучении боевого опыта. Раздел «С фронтов Отечественной войны» был заменён разделом «Из опыта Отечественной войны».

Белозеров, В. А. 160 лет вместе с инженерными войсками / Василий Александрович Белозеров. – Текст : непосредственный // Военно-исторический журнал. – 2017. – № 8. – С. 49–53 : ил.
На завершающем этапе войны основные усилия войск НКВД были сосредоточены на выполнении служебно-боевых задач по своему предназначению. При этом многие соединения и части вели бои с оставшимися в тылу советских войск группами противника. Так, части 23-й дивизии войск НКВД при выполнении служебно-боевых задач в Румынии с 31 августа по 2 сентября 1944 года вели бои с остатками немецкой пехотной дивизии. 145-й стрелковый полк 64-й дивизии войск НКВД за участие в штурме города Познань и проявленный при этом героизм был удостоен почётного наименования Познаньский. 273-й стрелковый полк 63-й дивизии войск НКВД за отличие в боях при овладении городом и крепостью Гданьск получил почётное наименование Гданьский. Части 57-й дивизии войск НКВД 16−30 апреля 1945 года вели борьбу с остатками разгромленной кёнигсбергской группировки немецких войск. В боях за Берлин участвовали подразделения 374-го стрелкового полка войск НКВД.

<…>

В результате активной служебно-боевой деятельности личного состава войск только в ходе Белорусской операции 1944 года были задержаны более 3000 подозрительных лиц, разоблачены 183 агента противника, 33 изменника и предателя, более 500 прочих преступников.

Значительное место в общей системе служебной и боевой деятельности войск НКВД по охране тыла на заключительном этапе Великой Отечественной войны заняла борьба с диверсионно-разведывательными группами и подразделениями противника, действовавшими в тылу наступавших советских войск.

Всего за годы войны личный состав войск НКВД в армейском и фронтовом тылу задержал и профильтровал около 4 млн подозрительных лиц, среди которых были разоблачены более 300 тыс. агентов и пособников врага, в том числе более 17 тыс. агентов немецкой и других вражеских разведок, более 80 тыс. изменников и предателей Родины, более 100 тыс. других преступников.

Золотов, В. В. Войска НКВД в годы Великой Отечественной войны / В. В. Золотов. –
Текст : непосредственный // Военно-исторический журнал. – 2015. –
№ 3. – С. 26–30 : фот. – Библиогр. в примеч.: с. 30.
Для уничтожения отдельных целей в гвардейских миномётных бригадах формировались штурмовые группы, не более двух-трёх в бригаде. Они обычно насчитывали 10−25 человек: командир, наводчик, электротехник и т. д. Штурмовые группы реактивной артиллерии придавались стрелковым батальонам или полкам. Задачи для них ставились командиром общевойсковой штурмовой группы. Получив приказ командира, группа выдвигалась на огневую позицию, выбирала подходящее место (окно или пролом в стене) на удалении 50−200 м от цели, в котором устанавливалась укупорка со снарядом. Снаряд наводился в цель, к нему подключалась электрическая запальная система, использовавшая подрывную машинку ПМ-2.

В качестве целей выбирали дома и здания, служившие опорными пунктами обороны противника. Не имея возможностей для дальнейшего продвижения, командир общевойскового подразделения мог запросить поддержку артиллеристов. В таком случае штурмовая группа выдвигалась на огневую позицию и производила один или несколько пусков снарядов М-31. Попадание снаряда с 28,9-килограммовой головной частью, способного проломить каменную стену, гарантированно приводило к разрушению стен и перекрытий.

Стрельба реактивными снарядами из окон, дверей и проломов в стенах быстро показала свою эффективность. Артиллеристы использовали её для уничтожения указанных целей, обеспечивая прорыв обороны противника. В Кёнигсбергской операции группы, по разным данным, провели до нескольких десятков пусков по различным целям. Всё это в значительной мере облегчило работу пехоты, ускорило взятие города, а также сократило потери личного состава.

В боях за Берлин использовались не только М-31, но и снаряды М-20 или М-13, которые запускались с направляющих, изготовленных из агрегатов боевой машины БМ-13.

К началу боёв за Берлин в арсенале штурмовых групп появились новые пусковые установки, похожие на М-30, но отличавшиеся размерами. На них помещались только два ящика со снарядами М-31, что позволило обеспечить приемлемую огневую мощь, но не привело к значительному увеличению веса конструкции.

За время боёв в Берлине штурмовыми группами реактивной артиллерии были разрушены 120 различных укреплённых сооружений. При этом были подавлены несколько десятков огневых точек, уничтожены 3 орудия калибра 75-мм и более тысячи солдат и офицеров противника.

<…>

К 9 мая 1945 года в советских войсках числились 519 дивизионов, имевших на вооружении 3081 боевую машину. В ходе войны нарастающими темпами шло формирование частей реактивной артиллерии, и к её завершению всего числилось: отдельных дивизионов — 38, отдельных полков — 114, отдельных бригад — 11, дивизий — 714. Они представляли собой колоссальную силу, которую на тот момент не имела ни одна армия в мире!

Бурный рост численности реактивной артиллерии был обеспечен героическим трудом советского народа: женщины и дети оборонных предприятий дневали и ночевали у станков, чтобы увеличить производство военной продукции.

Военная история не знала такого стремительного развития нового рода войск. Опыт его боевого применения показал высокую эффективность сокрушительных залпов подразделений реактивной артиллерии. Внезапность появления боевых машин, большая площадь поражения, огненный смерч залпов наводили ужас на гитлеровских захватчиков, вызывали боевой задор у наших бойцов, радостно вслушивавшихся в завывание реактивных снарядов.

Шалковский, А. Г. Триумфальная поступь «катюши» / А. Г. Шалковский. – Текст : электронный // Военно-исторический журнал. – 2020. – № 11. – С. 25–31 : ил. – Библиогр. в примеч.: с. 31. – URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_44386625_53758218.pdf (дата обращения: 11.03.2024). – Режим доступа: Научная электронная библиотека eLibrary.ru.
Наступательные операции в 1944 году потребовали повышения оперативности и мобильности трофейной службы. Для этого соединениям, действовавшим в первом эшелоне наступавших войск, были приданы трофейные роты, демонтажные взводы и трофейные склады. Также были дополнительно сформированы три отдельных эвакуационных отряда для выполнения сложных подъёмно-такелажных работ.

<…>

В 1944—1945 гг. трофейная служба выполнила большую работу по сбору вооружения и боеприпасов на поле боя и в тыловых районах. За этот период были собраны и сданы около 50 тыс. орудий, свыше 180 тыс. пулемётов, около 2,5 млн автоматов, винтовок, противотанковых ружей, более 100 млн снарядов и мин и свыше 1300 млн винтовочных патронов. Фронтами были использованы 2,2 тыс. трофейных насосов, 58,5 тыс. резервуаров, 312,5 тыс. бочек и бидонов. По отношению к общему поступлению продовольствия на снабжение Красной армии местные заготовки и трофеи составили по зерну, мясу и сахару от 80 до 92 проц.

С июня 1944 по май 1945 года на пополнение действующей армии поступили свыше 673 тыс. лошадей, захваченных у противника. Удельный вес трофейных лошадей к концу войны составил 91,8 проц. всего пополнения конского состава.

<…>

Всю войну совместно с трофейными органами Красной армии, кроме уничтожения шпионов, диверсантов и парашютистов, борьбы с дезертирами и паникёрами, задачи по обеспечению подвоза и эвакуации, сбору трофейного и оставленного в тылу войск отечественного имущества выполняли войска НКВД СССР по охране тыла действующей армии, основу которых составляли части и подразделения пограничных и внутренних войск. В их составе выделялись уполномоченные по сбору трофейного и негодного имущества.

В ходе самостоятельных и совместных с частями Красной армии специальных операций по очистке тыла войска НКВД СССР по охране тыла собирали и передавали фронтовым и армейским трофейным органам трофейное вооружение и имущество. Например, при очистке от бандеровцев ряда районов Львовской области в августе 1944 года пограничниками Украинского пограничного округа было захвачено у противника: бронетранспортёров — 1, миномётов — 6, пулемётов — 42, автоматов — 173, винтовок — 370, складов с оружием — 17.

<…>

Всё это давалось непросто. Только в 1944 году за мужество и отвагу 3674 солдата, сержанта и офицера трофейных войск были награждены боевыми орденами и медалями. А полковник С. И. Аралов, например, за годы войны был награждён за трофейную работу четырьмя орденами.

Бандурин, С. Г. Деятельность советской трофейной службы в 1941–1945 гг. /
С. Г. Бандурин, В. Ф. Ворсин. – Текст : электронный // Военно-исторический журнал. – 2018. – № 12. – С. 49–56. – Библиогр.в примеч.: с. 56. – URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_36892009_37193581.pdf (дата обращения: 27.02.2024). – Режим доступа: Научная электронная библиотека eLibrary.ru.
4 марта 1945 года наши войска вышли в Померании к побережью Балтийского моря, а Финляндия официально подтвердила, что находится в состоянии войны со своей вчерашней союзницей Германией. 6 марта началась крупная операция советских войск при участии 1-й Болгарской и 3-й Югославской армий в районе озера Балатон. В результате противник был вынужден занять оборону, а наши бойцы перешли в решительное наступление.

Жукова, О. Дальновидение для радиозрителей / Ольга Жукова. – Текст : непосредственный // Свой. – 2019. – № 11. – С. 32–36 : ил.
В череде военных наступательных операций Красной Армии в апреле 1945 г. особняком стоят две: Венская (5−13 апреля) и Кенигсбергская (6−9 апреля). Начались они практически одновременно. Но если штурм города-крепости Кенигсберг был стремителен, и, несмотря на три кольца обороны, город был взят практически за три дня, то красавица Вена сдалась только через 10 дней. И все же Вена сумела сохранить большую часть своей барочной архитектуры. Если когда-нибудь придется посетить Вену и великолепный дворец Шенбрунн, то экскурсовод непременно покажет фотографию одного из залов дворца, который был разрушен, и вы сможете оценить, что было и что стало. Немцами были заминированы многие памятники архитектуры, а также мосты через Дунай и канал. Но Красная Армия не дала времени противнику осуществить свои замыслы, хотя это была отнюдь не легкая прогулка по берегу Дуная. Достаточно сказать, что наши потери в этой операции были 168 тысяч человек убитыми и ранеными.

Штурм Кенигсберга был осуществлен в рамках Восточно-Прусской операции. К этому времени в городе была создана очень мощная оборона. Это система траншей, противотанковых рвов, минных полей, фортов, бастионов и равелинов, оставшихся еще с XIX в. Взятие города было делом непростым, иначе как можно оценить то, что до сих пор нет официальных данных о наших потерях. Есть только общие цифры погибших и раненых по всей Восточно-Прусской операции.

Коробова, А. Стремительный апрель 1945 года / Алла Коробова. – Текст : непосредственный // Родина. – 2015. – № 4. – С. 114–117 : фот.
В базе «Подвиг народа» содержится около 12,5 млн записей о награждении орденами, а также медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Львиная доля награждений приходится на 1944 и 1945 гг. (4,3 млн и 5,47 млн соответственно). В конце войны и по её окончании справедливо стремились наградить всех военнослужащих, находившихся в действующей армии и ещё не имевших наград, а также 1,5 млн военнослужащих, выбывших по ранению и ранее не награждавшихся.

К примеру, лейтенант, военный переводчик 7 мая 1945 г. получил орден Красной Звезды. Резонно предположить, что награду он заслужил прежде всего профильной деятельностью — во время боёв в Берлине в апреле 1945 г. быстро опрашивал пленных, «выявляя численный состав противостоящего противника, его огневые средства и места их размещения». Представление, видимо, для верности, завершается фразой «лично им было уничтожено восемь немцев». Другой случай: в мае 1945 г. начальство подсчитало, что ранее не награждавшийся ефрейтор за время боёв в Белоруссии, Прибалтике и Восточной Пруссии огнём из пулемёта и карабина уничтожил 62 немца и ещё 36 взял в плен. За это его представили к медали «За боевые заслуги», ставшей для него единственной наградой.

Будницкий, О. Революция памяти: устная история Великой Отечественной войны /
Олег Будницкий. – Текст : электронный // Российская история. – 2021. – № 3
(май–июнь). – С. 187–201. – URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_46200115_42039925.pdf (дата обращения: 21.02.2024). – Режим доступа: Научная электронная библиотека eLibrary.ru.